Interviul Președintelui Curții de Conturi, Marian Lupu, acordat pentru Publicația Periodică Logos Press

LUPU Marian

Președinte


july 19, 2019 • views 1015

curtea-suprema

 

Мариан Лупу: Работа Счетной палаты должна приносить реальные результаты

В начале этого года Счетную палату Молдовы возглавил Мариан Лупу. Человек с богатым опытом управленческой и политической работы, экс-министр экономики и в недавнем прошлом спикер парламента страны, он в первое время не спешил с «выходом в свет» в новой должности. И вот наконец согласился на интервью для нашей газеты.

«ЛП»: - Прошло полгода с момента, как Вы возглавили Счетную палату. Удалось за это время полностью освоиться в новой должности и определить главные приоритеты в работе?

- Освоиться было несложно. Причина – моё профессиональное прошлое. Здесь вся работа связана с экономикой, финансами. Моя докторская степень по экономике и 15 лет работы в профильном министерстве – очень хорошее подспорье для нынешней работы. Я вернулся в знакомую среду, хотя и с другой стороны «баррикад», если это уместно так сказать.

Что касается определения приоритетов, отсутствие сложностей для диагностики помогло быстро выявить положительные моменты и «болевые точки» в деятельности Счетной палаты, сформулировать программу мер по улучшению работы ведомства. В конечном итоге это должно привести к повышению эффективности и результативности работы СП.

Должен сразу отметить, что здесь трудится очень профессиональная команда, что тоже во многом помогло быстро освоиться и провести тщательный анализ существующей практики работы Палаты. Это люди с хорошим опытом в сфере финансов, аудита, налогового администрирования и т.д. Они составляют ту основу, на базе которой можно моделировать более эффективную и результативную работу.

«ЛП»: - Мы еще поговорим о том, как это сделать. А пока скажите,  какой в идеале должна быть роль Счетной палаты в государстве, на Ваш взгляд, и как добиться, чтобы она эту роль играла?

- Начну с того, что начиная с 1994 года, когда была создана Счетная палата Молдовы, для общества в целом до сих пор в определенном смысле остается загадкой – что такое Счетная палата, какова ее роль и чем ее работа должна заканчиваться. Это большая проблема для нашего государства. Очень часто работу Палаты относят к сфере контроля, наравне с Налоговой инспекцией, ANSA и т.д. Многие не понимают разницу между контролем и аудитом. А это очень существенная разница. Счетная палата – единственный орган в государстве, который осуществляет надзор за использованием и правильным администрированием бюджетных средств.

Нам ничего не надо придумывать об «идеальной» роли СП в обществе. Молдова является членом Международной организации высших органов аудита INTOSAI, а также входит в состав Управляющего совета EUROSAI, европейской организации высших органов аудита, в рамках которых установлена четкая регламентация деятельности подобных структур. Есть свод стандартов ISSAI, которых и надо придерживаться. Основной принцип – никакой политизации деятельности. Мы являемся своеобразным «островом» в системе государственного устройства, действующим по своим правилам и параметрам. В европейском контексте применяются две модели функционирования Счетных палат. Первая – юрисдикционная, - при которой по Конституции и по профильному закону СП имеет право принимать решения и вырабатывать рекомендации. Вторая – это своего рода аудиторский офис, который готовит отчеты о предмете проверки, и на этом ее функции заканчиваются. Но в рамках первой модели есть две внутренние разновидности. Одна из них похожа на ту систему, что действует в Молдове – когда по итогам аудита проводится заседание Пленума СП, принимаются решения, которые передаются в парламент страны. Прямого действия эти решения не имеют. По второй модели Счетная палата работает по принципу «три в одном» - аудит, расследование и трибунал, с наличием специального подразделения по вынесению решений. Такая модель действует, к примеру, в Испании.

Не стоит сводить работу Счетной палаты только к аудиту, но и нет необходимости придавать ей полномочия трибунала.

Уверен, что для Молдовы ныне существующая модель – наиболее приемлемая. Важно отметить, что Счетная палата входит в перечень 7-8 институтов государства, которые упомянуты в Конституции страны. Это уже говорит о ее значимой роли. Не стоит сводить работу ведомства только к аудиту, но и нет необходимости придавать ей полномочия трибунала. Во всяком случае, на данном этапе. В нынешней модели есть резервы для улучшения работы, и мы будем над этим работать.

«ЛП»: - Это действительно важная задача. Знакомясь с материалами аудитов Счетной палаты, порой возникает естественный вопрос: а почему за столь очевидные и вопиющие нарушения никто не привлекается к ответственности? 

- Как раз отсутствие видимых результатов и стало одной из причин непонимания в обществе роли Счетной палаты. К сожалению, ситуация до сих пор складывалась таким образом, что мы проводим аудит, выявляем нарушения, а с другой стороны – безответственность и безнаказанность. В отчете SIGMA Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) прямо сказано, что Счетная палата должна помогать парламенту осуществлять надзор за правильным использованием правительством государственных средств.

Дополнительных полномочий Палате не нужно. Новая редакция закона о Счетной палате от декабря 2017 г. дает нам достаточно высокий уровень полномочий и компетенций. Вопрос в том, каким образом увеличить степень ответственности госинститутов за расходование средств и повысить уровень финансовой дисциплины на всех уровнях.

Мы провели детальную «диагностику» всей нормативной базы и проанализировали документацию Счетной палаты за последние четыре года. Подключили к этой работе весь персонал, а здесь есть люди с опытом работы по 15-20 лет. Цель – найти механизмы и стимулы, которые позволят повысить эффективность и результативность нашей работы. В результате появился пакет предложений из порядка 20 пунктов, в т.ч. по внесению изменений в законодательство. Все они направлены на повышение эффективности аудита расходования государственных средств и улучшение взаимодействия с другими структурами, в полномочия которых входит принятие конкретных мер при выявлении серьезных нарушений. Этот пакет два раза обсуждали с Консультативным советом при СП, в который входят представители гражданского общества, аудиторы, НПО. У Палаты нет права законодательной инициативы, потому предложения 1 июля официальным письмом отправлены в парламент. Надеемся, депутаты обсудят их в самое ближайшее время и представят законопроект о принятии необходимых изменений. Готовы встречаться с парламентскими комиссиями, объяснять, искать компромиссы в случае необходимости. Главное – чтобы до конца года поправки были приняты, и чтобы это способствовало результативности работы не только Счетной палаты, но и системы надзора за расходованием средств государства в целом.

«ЛП»: - А в чем Вы видите резервы для повышения эффективности работы самой Счетной палаты?

- Если вернуться к пакету наших предложений, то первая группа мер относится к повышению ответственности правительства и его структур по реагированию на результаты аудита СП. Вторая группа касается как раз резервов в работе самой Палаты.

Изменениями в Закон №181 о бюджетной системе финансовая автономия СП была ликвидирована. Это – прямой конфликт интересов, т.к. структуры правительства чаще всего становятся предметом аудита.

 

По первой группе мы исходим из того, что налицо диссонанс между нашими отчетами, рекомендациями и степенью реагирования на них. Самый яркий пример тому – очень жесткие выводы нашего аудита от 31 января этого года по закупкам инсулина. Очень важная социальная проблема, выявили вопиющие нарушения – закупали аналоги, плохого качества, по завышенным ценам, лекарства поступили с опозданием. В нашем решении было требование – максимум за шесть месяцев дать конкретный ответ и изменить систему закупок. В моем представлении, минздрав должен был «взорваться» реакцией на столь серьезные нарушения. Но до сих пор практически не видим никакой реакции.

Таких ситуаций множество. Поэтому мы предлагаем прописать в законе, что если СП выходит с «отрицательным заключением», но нарушения носят не столь тяжелый характер, то соответствующий госорган должен в течение месяца применить дисциплинарные взыскания. Если же нарушения носят «тяжелый» характер – рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности. Другими словами, если сегодня в законодательстве применяются очень размытые формулировки, кто и как должен реагировать на решения Счетной палаты, то мы предлагаем заменить их четкими сроками, мерами ответственности и степенью наказания.

Более того, мы нередко выявляем факты очевидных злоупотреблений и преступлений. Но в ст. 262 УК прописаны пять форм инициирования уголовных дел прокуратурой. Парадокс, но сегодня решения СП не вписываются в полной мере ни в один из них. Поэтому в нашем пакете есть предложение дополнить ст. 262 шестой формой – результаты аудита СП. Это позволит ликвидировать «юридический разрыв», который не позволял прокураторе реагировать на результаты аудита.

Очень важно также отметить, что в нынешнем парламенте создана новая комиссия – по контролю за расходованием государственных средств. Ее возглавил Владимир Головатюк, и у комиссии очень важные функции. У нас масса примеров, когда Счетная палата, по сути, остается один на один с государственными структурами, напрямую ей не подчиняющимися. При этом и Госканцелярия остается в стороне – тоже своеобразный разрыв, в данном случае административный. Такая же ситуация была с институтами, которые находились в подчинении парламента. Поэтому столь важно создание этой комиссии.

Цель нашего пакета предложений – создать механизм контроля со стороны правительства над исполнением министерствами и ведомствами решений Счетной палаты.

Что касается резервов внутри самой Палаты, то они, безусловно, тоже немалые. Прежде всего, это укрепление кадрового потенциала. На уровне Пленума СП у нас очень подготовленные кадры, все шесть генеральных аудиторских управления возглавляют сильные профессионалы. Но на уровне среднего и рядового звена порядка 2/3 персонала имеют реальный практический опыт работы не более 1,5-2 лет. Причина – текучесть кадров. В законодательстве о заработной плате в бюджетной сфере Счетная палата классифицируется ниже многих других структур – ГНС, Таможенной службы и др. Поэтому, как только люди набирают опыт, их переманивают другие госинституты. Нужны безусловные меры по исправлению этой ситуации, если мы реально хотим повысить эффективность работы в области надзора за расходованием государственных средств.

В этом контексте важно отметить еще одну серьезную проблему. Законом №172 были внесены изменения в Закон №181 о бюджетной системе, в результате которых финансовая автономия СП была ликвидирована. Мы теперь стоим в очереди в минфине на получение денег. Это – прямой конфликт интересов, т.к. структуры правительства чаще всего становятся предметом аудита. Последняя оценка Молдовы Еврокомиссией фиксирует регресс страны из-за этих поправок. Они к тому же противоречат признанной международной практике, согласно которым Счетная палата должна быть абсолютно объективной, независимой профессиональной организацией. В связи с этим я надеюсь и даже практически уверен, что все прекрасно понимают роль и значимость СП в системе государства, как и необходимость ее вывода из-под какого-либо влияния.

«ЛП»: - Спасибо Вам за интервью и удачи в реализации всего, что наметили по повышению результативности работы Счетной палаты. 

Sursa: Logos Press